?

Log in

Тема для обсуждения?

открыть материал ...
Получить ребенка и не видеть в глаза его матери — теперь эта возможность есть у отечественных холостяков. Все, что нужно,— суррогатная мама, донорская яйцеклетка и миллион рублей. Решение о регистрации младенца, рожденного таким образом, впервые вынес в прошлом месяце…

Поражает, что существуют люди, берущие на себя ответственность решать кому можно иметь детей, а кому нельзя. И каким именно способом это нужно делать. Пора бы наконец уяснить - право на продолжение рода, в том числе и при помощи ВРТ - естественное, неотъемлемое, фундаментальное право любого человека, и рождение ребёнка - абсолютное благо. А в случае с ВРТ это вообще материализация родительской любви, в буквальном смысле этого слова рукотворное чудо. В наш мир за руку из небытия приводят нового человечка - которого будущие родители ждали и любили задолго до его зачатия.
И любые рассуждения на эту тему - типа вот этому можно, а вот этой пока рановато, а вот этому - мы его не любим - вообще нельзя быть отцом - в корне порочны. Больше детей, хороших и разных!

Родить без мамы


Тема «автономного» отцовства и материнства всё активнее обсуждается в российских СМИ. Взять хотя бы большой материал в сентябрьском номере «Огонька» http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1493569 или только что опубликованную статью в «МК» http://www.mk.ru/social/article/2010/10/22/538730-otets-v-odinochku.html. Кое-кто рассматривает появившуюся у одиноких, не состоящих в браке мужчин и женщин возможность стать родителями при помощи вспомогательных репродуктивных технологий, включая суррогатное материнство, как посягательство на семейные устои.

Очевидно, что в наше время меняется сама парадигма семьи, парадигма деторождения, традиционно привязанного к браку. Понятия «семья», «любовь», «брак», «деторождение», никогда не бывшие тождественными, сейчас расходятся ещё больше.

Самой природой люди изначально ориентированы на продолжение рода, но репродуктивная функция в современном обществе социально детерминирована. Есть огромное количество людей с ограниченными репродуктивными возможностями. Для многих из них – не нашедших пока свою половину - ВРТ (вспомогательные репродуктивные технологии), включая суррогатное материнство, единственная возможность стать родителями.

А право на продолжение рода – естественное, неотъемлемое, фундаментальное право, в равной степени присущее всем людям.

Сейчас много говорят о традиционных семейных ценностях. Да, конечно, смешно оспаривать трюизм - Волга действительно впадает в Каспийское море. Но при этом часто забывают, что именно рождение ребёнка - в отличие от формального брака или сожительства - образует подлинную семью, вертикальную конструкцию, укрепляющую социум, залог преемственности поколений и устойчивого поступательного развития нашего общества. И именно рождение ребёнка у одинокой женщины или одинокого мужчины превращает их – одиночек, перекати-поле – в семью, коренным образом меняет и отношение к жизни, и саму их жизнь к лучшему.
Неполная семья лучше, чем никакая.

Сейчас все люди, желающие стать родителями, могут осуществить свою мечту при помощи ВРТ. Что же, прекрасно! Рождение ребёнка - даже если зачат он был и несколько непривычным способом, даже если у него и и будет единственный родитель - абсолютное благо. Главное, что он родится, и что родительская любовь ему гарантирована. Каждый новый ребёнок поистине бесценен, это уникальная возможность изменить наш мир к лучшему.

Сейчас Москва «украшается» рифлёными жёлтыми плитами, необходимыми для слабовидящих, станции метро оборудуются специальными лифтами, строятся пандусы для людей с ограниченными двигательными возможностями. Наш город наконец-то поворачивается лицом к тем, кто слабее. Для слабочувствующих, для духовных инвалидов, людей с ограниченными возможностями к сопереживанию – это раздражающий фактор. ИМ таким здоровым и таким молодым – СЕЙЧАС – это не нужно. Но это нужно другим людям, всему обществу в целом. Люди с ограниченными двигательными возможностями имеют полное право передвигаться по нашему городу, и наш долг – не препятствовать им, запирая в четырёх стенах, а создать им для этого адекватные условия, хотя бы это и было сопряжено с определёнными затратами.

И люди с ограниченными репродуктивными возможностями имеют точно такое же право стать родителями, как и все мы. И наш долг – не чинить им препоны, обрекая на смерть в одиночестве, а всемерно поддержать их в этом благом для всех нас начинании, тем более, что никаких материальных затрат от общества здесь в принципе не требуется. Если не хотите поддержать, просто отойдите в сторону, не лезьте своими грязными лапами в святая святых, не мешайте рождению новых людей!

Бог в помощь всем, кто хочет стать родителями!


If you wanted to have children and had trouble conceiving, would you be more likely to consider IVF, surrogacy, or adoption, and why?

Да, разумеется. Вначале ЭКО и суррогатное материнство, и только потом, если бы не получилось, усыновление. В каждом из нас присутствует желание иметь собственного, родного по крови ребёнка, передать свои уникальные гены последующим поколениям. Современные ВРТ - вспомогательные технологии - позволяют стать родителями практически всем, кто этого пожелает. Наука создаёт новые возможности, возможности, которых не было ранее. Не нужно бояться этих возможностей.

Одна из наиболее удачных передач о суррогатном материнстве на росийском телевидении за последние годы.

6 августа 2008г. у Энрике Мартина Моралеса (Enrique Martin Morales), более известного под сценическим псевдонимом Рики Мартин (Ricky Martin) родилась двойня. Выносила двойняшек анонимная суррогатная мать, которую певец нашёл через специализированное агентство. В наше время в этом нет уже ничего удивительного, к услугам суррогатных матерей прибегают многие «звёздные» пары, последние «суррогатные» роды произошли в ноябре 2007 года в семье известного голливудского актёра Денниса Куэйда (Dennis Quaid), ставшего, также, как и Мартин, отцом двойняшек. И особое внимание прессы в данном случае привлекло вовсе не то обстоятельство, что мама оказалась «суррогатной», или то, что родилась двойня, что случается достаточно часто при ЭКО, а то, что Рики - холостяк, упорно не желающий связывать себя узами брака. По сути дела, это единственная оставшаяся для обсуждения тема, так как его право на отцовство, хоть и реализованное не вполне обычным путём, никто сомнению не подвергает.

Право на продолжение рода относится к числу основополагающих неотъемлемых природных прав человека, которыми он наделён с момента рождения. Любому человеку присуще естественное желание иметь собственных детей. С развитием цивилизации парадигма деторождения изменилась – детей было заведено рожать лишь в браке; незаконнорожденных - т.е. рождённых вне брака - детей презирали, поражали в правах. Это в равной степени относилось и к родителям внебрачных детей. Негативное отношение к одиноким матерям можно наблюдать повсеместно. А в некоторых мусульманских странах, таких как, например, Пакистан или Нигерия по приговору шариатских судов за рождение ребёнка вне брака и по сей день женщин забивают камнями – как за прелюбодеяние. Это в равной степени относится как к женщинам, изменившим своему законному супругу, так и к никогда не состоявшим в браке, или же вдовым и разведённым женщинам.  80% женщин, содержащихся в пакистанских тюрьмах, арестованы за т.н. «прелюбодеяния».

Несмотря на ожесточённое сопротивление определённой части общества, не понимающей логики общественного развития, институт семьи и брака значительно эволюционировал за последние годы. Понятия «семья» и «брак», никогда не являвшиеся тождественными, расходятся всё больше. Число людей, по самым разным причинам не желающих связывать себя узами брака – а это всё более распространённое явление в современном мире, в том числе и в России - многократно возросло. Желание же иметь детей осталось. Всё больше людей просто живут вместе, и заводят общих детей не обращая внимания на такую формальность, как штамп в паспорте.

Сейчас в России порядка 30% всех детей (в абсолютном исчислении это более 400 000) ежегодно рождаются вне брака, каждый 4 ребёнок, рождающийся в Москве - внебрачный. Всего же в России по состоянию на 2002 год вне брака родилось 37 004 879 детей, что составляет 39% от общего числа рождений в нашей стране.

На Западе наблюдается аналогичная картина, что лишь подтверждает универсальность указанной тенденции. Так, в Скандинавии от 40 до 60% детей рождается вне брака.

Как считает Анатолий Вишневский, директор Института демографии Высшей школы экономики, «это реальная форма брака, а вовсе не показатель упадка нравов. Да, современный брак стал более хрупким, но это не показатель его деградации. Он, скорее, стал более качественным, и отношения основываются, прежде всего, на доверии».

По мнению известного французского демографа и историка Алена Блума, сам институт брака безнадёжно устарел. «Традиционный институт брака не создаёт предпосылок для увеличения рождаемости. Отсутствие штампа в паспорте больше не является причиной для того, чтобы отказываться иметь ребёнка».

По сути дела мы наблюдаем трансформацию традиционной семьи, основанной на брачном союзе двух родителей и кровном родстве и очередное глобальное изменение парадигмы деторождения. Само определение семьи как «неполной» применительно к «обязательному» наличию обоих родителей с вытекающей отсюда некой ущербностью, неполноценностью по отношению к семье «полной», теряет свой изначальный смысл.

Есть две основные причины, по которым многие мужчины хотят иметь детей, не вступая в брак. Первая причина весьма проста – возраст вступления в брак как у мужчин, так и женщин увеличился. Кто-то усиленно вьёт гнездо для будущей семьи, а кто-то просто не торопится и всё ждёт свою единственную. А годы между тем идут, и биологические часы, заложенные в любом из нас, неумолимо тикают. Лучше уж родить ребёнка сейчас, пока есть силы, а уж потом спокойно дожидаться своей суженой, - думают многие мужчины. Кстати, психологи утверждают, что мужчинам, уже имеющим своих детей, легче создать семью, чем полностью одиноким.

Вторая причина ещё проще – больше половины заключаемых браков распадаются. Так, в 2007 году в России было заключено 1 262 600 браков. В этом же году распалось 685 910 семей. Статистика свидетельствует о том, что это устойчивая тенденция, наблюдающаяся на протяжении как минимум шестнадцати последних лет.

 Максимальное соотношение браков и разводов – более 70% - было достигнуто в 2000 году. За 9 месяцев 2008 года было заключено 480 933 брака, распалось же 262 731, соотношение составляет 55%. Развод вообще не самая приятная процедура, причём сопряжённая, как правило, со значительными финансовыми потерями. Но главное в жизни, разумеется, не деньги, а дети. Но с кем из родителей – с отцом или с матерью - суд оставит детей?

Похоже, что и Рики Мартину этот ответ был известен. Терять собственных детей, равно как и заработанные собственными голосовыми связками миллионы ему совершенно не хотелось, благо в XXI веке для рождения ребёнка можно уже обойтись и без жены. Репродуктивная программа певца проходила по классическому сценарию – гестационное суррогатное материнство в сочетании с донорством ооцитов. Подобные программы всё шире используются сейчас в США. Существуют десятки компаний и клиник, помогающих не состоящим в браке людям стать отцами. Счёт детей, родившихся в результате осуществления этих программ, идёт уже на многие тысячи.

Во многих американских штатах любой человек вне зависимости от своего пола и супружеского статуса для продолжения рода может воспользоваться услугами суррогатной матери и – если это требуется – и донора ооцитов. Особо примечательны в этом отношении Арканзас и Калифорния. Эти штаты являются своего рода Меккой для одиноких родителей. Как одинокие мужчины, так и одинокие женщины могут воспользоваться услугами суррогатных матерей для продолжения своего рода.

Но реализуемы ли подобные программы в России? И насколько вообще для нас может быть актуальна эта тема?

14 миллионов российских супружеских пар (более 45% от общего числа официально зарегистрированных браков), не имеют детей вообще. В настоящее время в нашей стране около 10 миллионов бесплодных людей репродуктивного возраста – 4 миллиона мужчин и 6 миллионов женщин, что ведёт к бесплодию в супружестве - как минимум 15% супружеских пар не имеют детей по состоянию здоровья. Сколько их в абсолютном исчислении? По самым осторожным оценкам сейчас в России насчитывается как минимум 5 миллионов таких семей, в реальности можно говорить о 6-6,5 миллионах семей. Это физиологическое бесплодие, о котором говорят и пишут достаточно много.

Но есть ещё и бесплодие социальное, когда здоровые и желающие иметь собственного ребёнка люди не могут реализовать это желание из-за несовершенства нашего законодательства. Речь идёт о миллионах формально не состоящих в браке людей репродуктивного возраста. По итогам переписи 2002 года их в стране насчитывалось около 30 миллионов – 15 миллионов 138 тыс. мужчин в возрасте от 18 до 54 лет и 14 миллионов 456 тыс. женщин в возрасте от 18 до 44 лет, не нашедших пока свою половину или же в принципе не желающих связывать себя узами брака.

Сколько из них хотели бы иметь детей? 24-25 мая 2008 года некоммерческой общественной организацией «Фонд изучения общественного мнения» был проведён традиционный опрос населения в 100 населённых пунктах 46 областей, краёв и республик России на тему «Бездетность и нежелание иметь детей». По данным последнего предкризисного опроса бездетность как репродуктивную стратегию, т.е. принципиальное нежелание иметь детей, в настоящее время выбирает только 1% населения. В то же время, по данным проведённого в условиях наступающего кризиса (22-23 ноября 2008 года) ВЦИОМ опроса, приуроченного ко Дню матери, 60% россиян не имеют детей и не планируют обзаводиться ими, и только 5% собираются завести детей в ближайшие год-два. Несмотря на противоречивость указанных данных, можно сделать вывод, что желание иметь детей присуще всем людям, но реализация его в значительной мере зависит от ряда условий социального и материально-финансового плана.

При этом следует отметить, что это минимальный показатель по сравнению с данными 4 предыдущих опросов. Проецируя же соотношение пар, имеющих детей, к бездетным парам с учётом коэффициента бесплодия (15-20%) можно сделать вывод, что детей хотели бы иметь примерно 75% от популяции, что даёт нам более 20 миллионов потенциальных родителей, в принципе желавших бы реализовать своё право на продолжение рода.

Во время кризиса люди думают о выживании, сохранении прежнего уровня жизни, откладывая рождение детей на потом. В 2009-2010 годах нас, к сожалению, ожидает очередной спад рождаемости.

В этих условиях каждый «дополнительный» ребёнок, пусть и рождённый не вполне обычным способом – настоящая драгоценность. Необходимо создать все условия для того, чтобы все люди, несмотря на переживаемый нами кризис, желающие стать родителями, могли бы сделать это.

России есть чем гордиться – в том, что касается реализации репродуктивных прав граждан по сравнению хотя бы со странами Западной Европы, где реализация гражданами своего права на продолжение рода сопряжена со значительными сложностями, наше законодательство куда более прогрессивно, хотя, конечно, и нуждается в некотором совершенствовании. Некоторые вопросы действительно пока не нашли своего правового решения, в обществе продолжается активная дискуссия.

Одна из главных правовых лакун, пробелов в российском семейном законодательстве, это отсутствие правовой определённости при реализации не состоящими в браке людьми своего права на продолжение рода при помощи вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ), в особенности посредством программ суррогатного материнства, зачастую в сочетании с различными донорскими программами. В законе идёт речь только о супругах – о других же категориях граждан не говорится вовсе.

Нынешняя ситуация такова, что лица, не состоящие в браке, не могут совместно реализовать программу суррогатного материнства, так как супружество является обязательным условием осуществления записи о родителях в книге записи рождений.

В случае же развода родителей-заказчиков суррогатной программы они в принципе не могут быть записаны родителями своего ребёнка. Это противоречит законным интересам как родителей, так и самого ребёнка, матерью которого будет считаться выносившая его суррогатная мать. Да, как отцовство, так и материнство родителей-заказчиков суррогатной программы можно установить через суд, но процедура эта, принимая во внимание все обстоятельства, будет не из лёгких.

Но из текста п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ прямо не следует, что пара, прибегающая к услугам суррогатной матери, должна состоять в браке. Супружество устанавливается законом лишь в качестве одного из условий осуществления записи родителей в книге записей рождений – по аналогии с усыновлением, когда лица, не состоящие в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребёнка. В любом случае данное ограничение неуместно, так как никакой закон не может обязывать людей вступать в брак или же ограничивать их естественное право иметь общего ребёнка, не вступая в брак.

Обратим внимание хотя бы на пример Белоруссии в области применения ВРТ – там супружество биологических родителей вообще не играет никакой роли. В соответствии со ст. 53 Семейного кодекса Белоруссии матерью ребёнка, рождённого суррогатной матерью, признаётся его генетическая мать, а отцом – супруг генетической матери. Если генетическая мать не состоит в браке с отцом ребёнка, отцовство устанавливается на основании их совместного заявления.

Ст. 10 закона республики Казахстан «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления» устанавливает право граждан на свободный репродуктивный выбор, т.е. свободное принятие решения относительно количества детей и времени их рождения, в браке или вне брака. В ст. 17 вышеупомянутого закона, регламентирующей порядок осуществления «суррогатных» репродуктивных программ на территории республики, также идёт речь о «лицах, решивших применить метод суррогатного материнства», без указания их супружеского статуса.

 Аналогичное законодательство действует в Калифорнии. В соответствии с вынесенным в 2000 году вердиктом по делу Данкин против Боски (Dunkin vs. Boskey), пары, не состоящие в законном браке, имеют те же права при реализации программ суррогатного материнства, как и законные супруги.

Таким образом, можно сделать однозначный вывод, что в настоящее время в России нет никаких законных оснований для отказа парам, не состоящим в официально зарегистрированном браке в реализации программы суррогатного материнства. Тем не менее, на практике люди сталкиваются с препятствиями при осуществлении своих репродуктивных программ. Во избежание этого следует более чётко сформулировать ст. 51 действующего Семейного Кодекса РФ, изъяв из п. 4 вышеуказанной статьи и из п. 3 ст. 52 (второй абзац) упоминание о супружеском статусе родителей-заказчиков суррогатной программы. Аналогичные изменения следует внести и в другие нормативно-правовые акты, регулирующие применение ВРТ, в частности в закон "Об актах гражданского состояния" от 15.11.97 №143-ФЗ, ст. 16, а также в приказ Минздрава РФ №67 "О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия".

Широко распространено мнение, что женщины, формально не состоящие в браке, не могут воспользоваться услугами суррогатных матерей. Это не так. В ст. 35 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» говорится: "Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона. Искусственное оплодотворение женщины и имплантация эмбриона осуществляются в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность, при наличии письменного согласия одинокой женщины. Сведения о проведённых искусственном оплодотворении и имплантации эмбриона, а также о личности донора составляют врачебную тайну".

Если у женщины имеются медицинские показания к суррогатному материнству, установленные Приказом №67 Министерства здравоохранения РФ, она может воспользоваться услугами суррогатной матери для вынашивания её ребёнка.

Соответственно, одинокая женщина при наличии у нее медицинских показаний к суррогатному материнству вправе воспользоваться услугами суррогатной матери.

После рождения ребенка суррогатная мать в соответствии с п. 4 ст. 51 Семейного кодекса Российской Федерации и руководствуясь п. 5 ст. 16 Федерального Закона РФ "Об актах гражданского состояния" дает свое согласие на запись матери-заказчицы суррогатной программы в книгу записей рождений в качестве матери ребенка. После совершения данной записи в соответствии с п. 3 ст. 52 Семейного кодекса Российской Федерации суррогатная мать утрачивает все права на ребенка и не вправе в дальнейшем ссылаться на эти обстоятельства.

В Свидетельстве о рождении в графе "отец" может ставиться прочерк, либо имя и отчество "отца" указываются по заявлению матери, а фамилия - по фамилии матери, или же отцовство лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, устанавливается путем подачи в орган записи актов гражданского состояния совместного заявления отцом и матерью ребенка.

Следует отметить, что при наличии установленных вышеуказанным приказом медицинских показаний, одинокая женщина может воспользоваться и услугами донора ооцитов или же донорским эмбрионом. Таким образом, возможна ситуация, когда одинокая женщина может быть записана матерью ребёнка, не только не имеющего с ней генетического родства, но и выношенного и рождённого другой женщиной - суррогатной матерью.

Отказ в реализации законного права на материнство может быть оспорен в судебном порядке и первый положительный прецедент такого рода в нашей стране уже создан.

Летом 2008 года в Краснодаре у 45-летней женщины, не состоящей в браке, родилась «суррогатная» дочка. Работники Прикубанского районного ЗАГСа несмотря на то, что сурмама подписала все установленные законом документы, отказались регистрировать ребёнка на единственную родительницу, утверждая, что законной матерью девочки является выносившая и родившая её суррогатная мама. В качестве «компромисса» заказчице суррогатной программы предложили «усыновить» собственного ребёнка. По рекомендации юристов она подала иск об установлении материнства в суд. Но конфликт был решён в досудебном порядке. Изучив предоставленные документы, ЗАГС признал истицу законной матерью ребёнка, не дожидаясь официального судебного решения. Судья Прикубанского районного суда Елена Бережинская, занимавшаяся этим делом, специально обратила внимание работников ЗАГСа на то, что своими действиями они нарушают закон. Она особо отметила, что «нужно подходить к делу исходя не из буквы, а духа закона и соблюдать интересы матери и ребёнка, а не работать по принципу «как бы чего не вышло». Значение этого события для сотен тысяч одиноких российских женщин, желающих стать матерями, трудно переоценить. Впервые в России создан прецедент, когда государство в лице суда встало на защиту права не состоящих в браке граждан на продолжение рода через программу суррогатного материнства. Следует отметить, что российский суд руководствовался следующими международными конвенциями:

* Международная конвенция о защите прав человека и основных свобод, в частности, её статьями 8, 12, а также ст. 14, запрещающей любые формы дискриминации;

* Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, в частности её пятой статьёй, говорящей о том, что государства-участники принимают все соответствующие меры с целью изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин. В этой же статье говорится о том, что при общей ответственности мужчин и женщин за воспитание и развитие своих детей интересы детей во всех случаях являются преобладающими;

* Конвенция о правах ребёнка, в частности пп. 1, 2 ст. 3 (во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребёнка) и п. 1 ст. 9 (государства-участники обеспечивают, чтобы ребёнок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию).

 Во избежание повторения необоснованных отказов в регистрации «суррогатных» детей одинокими матерями, необходимо внести соответствующие изменения в действующий Семейный Кодекс РФ и в закон "Об актах гражданского состояния".

В случае, если услуги суррогатной матери не требуются, ситуация ещё проще – любая совершеннолетняя женщина детородного возраста, желающая стать матерью, в соответствии с уже цитировавшейся выше ст. 35 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» имеет право на искусственное оплодотворение и на имплантацию эмбриона. Но женщинам легче, они в большинстве своём могут выносить и родить себе ребёнка самостоятельно, без помощи мужчин.

Одинокий же мужчина, не желающий вступать в брак, может реализовать своё право на отцовство лишь одним единственным образом – при помощи гестационной суррогатной матери и донора ооцитов. Но об одиноких мужчинах репродуктивного возраста, а их у нас в стране порядка 15 миллионов, в законе не говорится ни слова - в Семейном Кодексе РФ, Законе об актах гражданского состояния и в Приказе №67 Минздрава РФ (а это три основных документа, регулирующих порядок применения ВРТ в нашей стране) идёт речь только о супругах. Поэтому многие делают вывод, что воспользоваться услугами суррогатных матерей одинокие мужчины не могут и в принципе лишены права иметь детей и права на собственную семью.

Вспомним, что любой закон является лишь регулятором, выполняет ограничительную, запретительную функцию, отсекая некие деяния, которые могут, по мнению законодателя, принести вред обществу. Закон не разрешает, закон лишь запрещает. Но всё оговорить в законе невозможно, именно поэтому основополагающим принципом права является положение, что всё, что не запрещено, разрешено. Нет закона, разрешающего дышать, пить, есть и спать, но из этого совершенно не явствует, что этого нельзя делать.

Но, быть может, законодатель просто забыл оговорить, что одиноким мужчинам иметь детей преступно? Не думаю. При криминализации разного рода деяний в праве применяется понятие вреда. От того, что в этот мир придёт ещё один маленький человечек, никому не станет хуже, никому не будет причинён вред. Высшей степенью лицемерия являются заявления некоторых «моралистов» о том, что вред, оказывается, будет причинён самому ребёнку, родившемуся в т.н. «неполной» семье. Да, было бы лучше расти и воспитываться в патриархальной семье из телевизионной рекламы. Но в жизни не всегда всё получается так, как на экране телевизора. У нас в стране ежегодно сотни тысяч детей рождаются вне брака. Миллионы детей воспитываются одинокими родителями. Так что, им было бы лучше не родиться? Но жизнь в любом случае лучше небытия. И нет большего цинизма, чем отказывать детям в праве на рождение, исходя будто бы из их же детских интересов. И обречь при этом, заметим, несостоявшихся отцов на смерть в одиночестве, лишив их стареющих родителей долгожданных внуков.

Да, закон прямо не регулирует применение ВРТ в преодолении бесплодия (бездетности) у одиноких мужчин. Но в праве существует понятие аналогии, в отсутствие норм гражданского права для регулирования семейных отношений применяются нормы, регулирующие сходные отношения (аналогия закона). Об этом прямо говорится в ст. 5 Семейного Кодекса РФ.

Если можно иметь детей одиноким женщинам, то можно и одиноким мужчинам. Если можно иметь детей супругам, то можно и лицам, не состоящим в браке. Заметим, кстати, что никто не может быть принуждён к вступлению в брак, естественное право людей иметь общего ребёнка, не вступая в брак в принципе нельзя ограничить.

Уместно отметить, что лица, не состоящие в браке, при соблюдении установленных требований могут свободно усыновить ребёнка. Было бы крайне нелогично разрешать одиноким людям усыновление чужого ребёнка и в то же время ограничивать возможность обрести собственного, генетически родного им ребёнка.

Отказ мужчинам в реализации их законного права на отцовство был бы явным нарушением сразу нескольких статей Конституции РФ, в частности, ст. 7 (о том, что в России обеспечивается государственная поддержка как материнства, так и отцовства), ч. 2 ст. 19 (равенство прав и свобод независимо от природных свойств – пола, расы, национальности), ч. 3 ст. 19 (о равноправии мужчин и женщин) и ст. 55 (о недопустимости законов, умаляющих права человека).

К сожалению, российские клиники репродукции пока предпочитают отказывать «одиноким отцам» в реализации подобных программ, рекомендуя им обзавестись «парой», хотя бы и фиктивной. Несостоявшиеся отцы для продолжения рода применяют никак не урегулированную действующим законодательством РФ (в отличие, к примеру, от США и Великобритании) «серую» схему "традиционного" суррогатного материнства с инсеминацией «суррогатной матери» своей спермой, подвергая себя не только риску того, что мать (а в этом случае сурмама будет являться матерью во всех смыслах этого слова) не отдаст ребёнка отцу, но и подаст на алименты. Кроме того, всегда нужно иметь в виду, что ребёнок является наследником первой очереди, и, если с отцом что-то случится, будет ему наследовать. Законным же представителем ребёнка будет считаться его мать, которая и будет по своему усмотрению распоряжаться наследством. Это крайне рискованный путь и он не может быть рекомендован.

Отказ в реализации законного права на продолжение рода может быть оспорен в судебном порядке. Прецедентов пока не было. Полагаю, что скоро они появятся.

Учитывая зарубежный опыт, российским законодателям следует не ограничивать, а на государственном уровне поддерживать всех людей, которые хотели бы иметь собственных детей при помощи суррогатных и репродуктивных программ.

Все, что способствует приходу в этот мир нового человека – морально и приемлемо. Всё, что этому препятствует – аморально и недопустимо. Именно из этого основополагающего принципа и следует исходить при подготовке законопроекта «О вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях репродуктивных прав граждан». Пока такой комплексный закон не принят, можно ограничиться оперативным внесением точечных изменений в действующие нормативно-правовые акты. Так, ст. 35 «Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан» следовало бы изложить в следующей редакции: «Все совершеннолетние лица вне зависимости от пола и семейного положения имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) с целью рождения у них ребёнка. ВРТ - это методы искусственного содействия деторождению, при которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма. ВРТ включают: экстракорпоральное оплодотворение и перенос эмбрионов в полость матки, инъекцию сперматозоида в цитоплазму ооцита, донорство спермы, ооцитов и эмбрионов, суррогатное материнство, предимплантационную диагностику, включая выбор пола, а также искусственную инсеминацию. ВРТ применяются только в учреждениях, получивших лицензию на медицинскую деятельность и только при наличии письменного информированного согласия всех заинтересованных сторон. Сведения о применённых методах ВРТ, а также о личности донора (доноров) составляют врачебную тайну. Лица, давшие согласие на применение ВРТ с целью рождения у них ребёнка, записываются родителями ребёнка, родившегося в результате применения этих методов».

Целесообразно было бы ввести в закон чёткое определение репродуктивных прав. Репродуктивные права можно определить как комплекс общечеловеческих прав и свобод, обеспечивающий реализацию основополагающего неотчуждаемого права человека на продолжение рода – вне зависимости от пола, национальности, семейного положения и состояния здоровья, включая право на охрану репродуктивного здоровья и использование вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе донорских и суррогатных программ, а также право на самостоятельное планирование семьи, включая свободу определять количество и пол детей, а также временные интервалы между их рождением и свободу от какой бы то ни было дискриминации при осуществлении этих прав.

Репродуктивные права граждан нуждаются в законодательной защите, их реализация напрямую зависит от поддержки со стороны государства. Правовое регулирование ВРТ приобретает особую актуальность в свете нынешней демографической ситуации в России. Нам нужен абсолютный прирост числа рождений и реально помочь нам в этом может право – важнейший инструмент демографической политики.

Уже через год только либерализация действующего законодательства в сфере репродукции даст стране десятки тысяч дополнительных рождений в год – причём без каких-либо дополнительных затрат со стороны государства, что особенно важно во время кризиса.

В существующем в России правовом вакууме в данной области практически никто не желает брать на себя ответственность за реализацию нетрадиционных репродуктивных программ. Но наука всегда опережает развитие общества – учёные идут впереди юристов и политиков. Наука создаёт новые возможности, которых не было раньше. Не нужно бояться этих возможностей.

Приход в этот мир каждого нового человека – это чудо, уникальный шанс изменить этот мир к лучшему. Необходимо снять искусственные барьеры на пути людей, желающих стать родителями.